Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты


  • 20 сентября 2016

Именно таким принципом руководствуются налоговые органы при отборе кандидатов на выездную налоговую проверку. Практика последних лет показывает, что система налогового контроля отстроена, главным образом, под выявление так называемых фирм-однодневок, за «дружбу» с которыми налогоплательщики и караются рублем.

Оптимизация НДС с использованием различных сервисных структур до недавнего времени была самым распространенным способом снижения налоговой нагрузки. И, что характерно, этот способ был относительно безопасным. Судебная практика примерно до 2012 года формировалась в большей степени в пользу налогоплательщика, если ему удавалось доказать два обстоятельства:

  • •  реальность хозяйственной операции (приобретался ли указанный в документах от «неблагонадежного» поставщика товар, на самом деле, и какими документами, помимо первичных накладных и счетов-фактур, это подтверждается);
  • •  проявление при выборе контрагента достаточной осмотрительности и осторожности.

В части подтверждения реальности поставок (выполнения работ, оказания услуг) требовался индивидуальный подход к решению спора. Все зависело от порядка документооборота внутри организации и конкретных условий заключенных сделок. В отношении же выбора контрагента доводы достаточно стандартны: числится ли в ЕГРЮЛ, предоставил ли копии учредительных документов, выполнил ли надлежащим образом свои обязательства по сделке. В различных формулировках данные доводы переписывались из решения в решение и, если сделка не была очевидно сфабрикованной, а движение товара подтверждалось документально, то доначисление налогов удавалось отменить. Так, в 2007 году доля выигранных налогоплательщиками споров доходила до 75%, а в 2013 году соотношение составляло примерно 45/55 не в пользу налоговиков.

Но такая ситуация, в совокупности с катастрофическим для бюджета соотношением начисленного и уплаченного в бюджет НДС, не могла продолжаться бесконечно. И тогда государство приняло решение о совершенствовании механизмов контроля за собираемостью налогов в сторону их автоматизации. Началась масштабная кампания по борьбе с однодневками и различного рода «сервисными структурами».

Во-первых, суды стали гораздо строже относиться к оформлению документов. Счет-фактура, содержащий какие-либо недочеты, а уж тем более, «подписанный неустановленным лицом», перестал быть основанием для принятия НДС к вычету. Во-вторых, один только факт наличия записи об организации в ЕГРЮЛ перестал быть достаточным основанием для выбора ее в поставщики. Более того, на сегодняшний день провозглашенная Конституционным судом презумпция добросовестности налогоплательщика, выраженная в формуле «налогоплательщик не несет ответственности за многостадийный процесс уплаты налога в бюджет своими контрагентами», практически не действует. 

Замечены в связях с однодневками? Значит, заведомо виновны в уклонении от уплаты налогов.

С введением в 2015 году новой формы отчетности по НДС и системы контроля цепочек поставщиков АСК НДС масштабы умышленной оптимизации налогов через «серых» поставщиков значительно сократились. Однако «сократились» – не значит «закончились совсем». Любая более-менее крупная торговая или строительная организация находятся в зоне риска в части подтверждения своей осмотрительности и осторожности при выборе контрагента. Отсутствие умысла на получение налоговой выгоды не избавляет от пристального внимания налогового инспектора, который обязательно заинтересуется операциями с однодневками. Результатом же будет исключение затрат по операциям с однодневками из расходов по налогу на прибыль и отказ в вычете НДС. Ведь налоговики не приходят с проверками в «сервисные» структуры», где доначисленные суммы заведомо не взыскать, а пополняют бюджет за счет налогоплательщиков, обладающих активами и «засветившихся» в сотрудничестве с подобного рода контрагентами.

Как же не стать случайной жертвой чужой недобросовестности?

Глобально ответ простой: отстроить систему контроля за подбором контрагентов. Сложности начинаются при реализации этой идеи на практике, поскольку параметры этой системы зависят от множества факторов, соотношения риска/затрат, конкретных особенностей Вашей организации, конечных исполнителей. Однако некоторые общие моменты выделить все-таки возможно. Так, в самых общих чертах Вы должны знать ответ на два вопроса в отношении Ваших контрагентов:

КАК?

Вопрос, задаваемый любым инспектором при проверке: а как Вы заключили договор с данной организацией? Каким образом Вы вообще с ними познакомились? Чаще всего, ответом является уклончивое «не помню». Да и как уж всех упомнить, когда поставщиков, допустим, 500, а спрашивают про одного-двух, особенно если доля закупок у этих организаций относительно невелика, по сравнению с общим объемом закупа. Тут на помощь может прийти опять-таки некий универсальный порядок, существующий в организации. При этом желательно, чтобы инициатива сотрудничества исходила от контрагента. Это вполне объяснимо, если, например, телефон Вашего отдела закупок размещен на официальном сайте Вашей организации, и все поставщики «находятся» сами. Отсутствие такого внешнего «маячка» затрудняет объяснения с налоговой по вопросу поиска контрагентов и требует более индивидуального подхода к проблеме.

КТО?

При заключении договора минимальная степень предосторожности – запросить у поставщика пакет учредительных документов; документы, подтверждающие полномочия руководителя (протокол, решение и пр.); сертификаты, лицензии и иные разрешения. Храните копии данных документов весь период сотрудничества и три года после.

Также официальный сайт налоговой службы позволяет без особых трудностей проверить, не зарегистрирован ли Ваш контрагент по адресу массовой регистрации, нет ли в составе его участников, директоров дисквалифицированных лиц.

Обращаем внимание, что с 1 июня 2016 года сведения о среднесписочной численности сотрудников, а также о суммах, начисленных/уплаченных налогов перестали относиться к охраняемой законом тайне. Вероятнее всего, что с 2017 года в режиме онлайн эти сведения также станут доступны на официальном сайте ФНС. Это означает, что аргумент «мы не знали, что у подрядчика в штате ни одного работника, а проверить это никак не могли» больше не работает. 

В целом же, система отбора и дальнейшего мониторинга поставщиков – это один из инструментов управления рисками. Распределите своих контрагентов в «светофор» с учетом сведений из общедоступных источников и информации от самих контрагентов и оцените, насколько безопасно с точки зрения налогового органа Вы ведете бизнес. Не пора ли что-то менять в системе закупок, перераспределив заказы в пользу более благонадежных поставщиков?

Чем тщательнее Вы проверите своих контрагентов и чем больше документов, подтверждающих эту тщательность, у Вас останется, тем легче будет доказать налоговому инспектору и даже суду, что Вы проявили достаточную осмотрительность и осторожность, что является одним из подтверждений обоснованности получения налоговой выгоды.

Программа: МВА

comments powered by HyperComments